• Главная
  • О газете
  • Подписка на газету
  • Выпуски
  • Вы находитесь здесь: Главная // Статья с фото, Творчество, №37 (812) от 13.09.11 // Дед и внук

    Дед и внук

    ДедВ доме деда Макара Лукича и бабки Маланьи Устиновны сегодня необычно весело. И неспроста – с далёкого БАМа в гости приехал их внук Иван, которого ждали целых пять лет – Иван сразу после армии завербовался на стройку века: Байкало – Амурскую магистраль. Старикам он в подарок привёз разные - разности, необходимые как для них,  так и для хозяйства. Радости стариков не было предела.

      - Ну, уважил унучик, - восхищалась бабка Маланья - дай Бог тебе здоровья.

      - Да,  здоровьем пока не обижен, –  успокаивал он бабушку.

     За завтраком, пропустив рюмочку водки по данному поводу, дед стал активен и разговорчив. А бабка – непоседлива и суетлива не по годам. Подставляла внуку разные варенья-соленья, бегала в сени за другими съедобными разностями и всё угощала.

       - Кушай, кушай, унучик. Ешь, касатик ты мой, тамыка, поди, етого не было?! – то ли утверждала, то ли спрашивала она.

      - Ты, бабка,  не суетись. Остановись малость, - сдерживал её дед Макар, - а давай все харчи на стол мечи, и будет полный порядок!

     - Ну-да, эт-та получица, как у тебя, старый. Ты послушай, унучик, чё учудил твой дед! Пошел зарезать к празднику овечку, а котору – спрашиват, резать-то? А я ему возьми да спроста скажи – а котора на тебя поглядит. А он взял, да всех трёх и порешил. Спрашиваю – зачем ты всех порезал-то? А он – дак, они все на меня смотрели….

    - Ишь, чо учудил, ишь,  чо уделал, басурман старый, – незлобиво докончила она.

      Иван от души посмеялся над проделкой деда, а когда бабушка в очередной раз выбежала в чулан за какой-то снедью,  поинтересовался: «А зачем ты, деда,  порезал-то всех?».

     - А ты посуди сам, Ванюша, зачем нам теперь такое стадо? Коровёнку лишь бы прокормить, сам сено уже не кошу, а колхоз – надёжа плохая, там у самих часто не хватает – работать-то стали абы как…. А привозка? А уход?

     И дед Макар задумался о чем-то своём. Далёком….  В небольшой избёнке было уютно и  тепло. Всё было прибрано и вымыто. От печи растекались волны тёплого воздуха, и это предрасполагало к раздумью о былом, пережитом и о предстоящем.

      Внук Иван – единственная радость стариков, отец его погиб на фронте, а мать, запряженная в две телеги – колхозную и свою,  домашнюю, надорвалась и вскоре после войны умерла. Вот и пришлось старикам взять внука на воспитание – кому же он ещё нужен. Отдать маленького в приют старики посчитали за великий грех – пропадёт он там, или чего хуже, собьётся с пути истинного. «Нет, как ни тяжело придётся, а горе мыкать будем все вместе», решили они. Вырос внук, закончил десять классов. Призвали в армию. Отслужил. Теперь вот на БАМе. А дома, когда учился, в летние каникулы и когда выпадало время, дед брал Ивана с собой на любую подручную для мальчика работу: тот и учился всему, и помогал деду. Вот и обучил он внука своему ремеслу – сам дед был непревзойдённым мастером по печному делу. И внуку всё это пригодилось – он на БАМе работает каменщиком. Правда, не так уж и лёгкая работа, но престижная, да и заработок не мал, не то, что на разных подхватах….

      Иван же вспомнил детские годы. Нелёгким было его детство, но старики его любили и жалели, а что было бы с ним, не окажись этих милых стариков?..

       Очнувшись от дум, дед Макар налил себе стопочку, а над внуковой стопкой помедлил и, глядя на него, спросил: «Не злоупотребляешь ли водочкой – то?».

     - Да нет, дед. Изредка. По случаю и в меру.

      - Смотри, унучик, пей, да ум не пропивай, -  подключилась к разговору баба Маланья. – Добра от неё нет, а в жизни большая помеха.

     И она долго ещё давала наставления внуку, а Иван, вспомнив что-то весёлое, рассмеялся. А рассмеявшись, чтобы не обидеть стариков, напомнил: «Помнишь, баба, как однажды поучала ты меня маленького в чём-то, да так разволновалась, что суп посолила несколько раз. А когда подала его на стол, и  дед сделал тебе замечание – почему, мол, суп-то пересолен, ты оправдала свою оплошность тем, что сама предъявила деду претензии – мол, это тебе,  чтобы ты дом знал, старый, а то, как уйдёшь из дома и пропадаешь по два дня со своими печками».

      - А я подумал, что ты, ради справедливости скажешь тогда, что недосол на столе, а пересол…

     Но Иван не дал деду докончить давно избитую пословицу, где возмещается пересол, и закончил её более мягче - пересол, мол, в тарелке. И все тогда рассмеялись выдумке Ивана.

    За обедом же Иван вспомнил, как однажды переполошил стариков, напроказничав, а те искали его повсюду. Он тогда поздно понял, что переборщил – вылез из собачьей конуры, за что и получил от бабы прутом по мягкому месту. Да, давно всё это было, давно….

      После второй выпитой стопки дед уселся на своего любимого конька и в какой уж раз стал убеждать бабку Маланью и Ивана, что он - лучший печник во всей округе, хотя, об этом и без того знали все. Начал хвастать, как его председатель Совета пригласил сложить печь отдельно от голландки. Сложены они были добротно и справно служили с хорошей отдачей тепла.

     - Во-о-т, смотри Ваня, стоит как невеста на выданье, вся в цветах да петухах – одно загляденье. А лет уж сколько ей? Дай, Бог, памяти – более тридцати! Вот раньше церкви клали из кирпича, так в раствор добавляли яичные желтки. А когда стали церкви рушить, при Советах, то и не каждую враз могли разломать – крепость не позволяла.

     - А может, Господь-Бог не давал рушить святыню? - засомневалась бабка.

    - А ты постой, бабка, послушай, об чём у нас разговор, - остановил её старик.

    Окончание в следующем номере…

    Из сборника "Сибирские рассказы"

    Николай Курбатов

     

    Tags:

    comment closed

    © 2010-2017 Контакты: 632387, НСО, г. Куйбышев, ул. Коммунистическая, 31. Тел.: 8(38362)51348. E-mail: westi[собачка]online.sinor.ru Куйбышевская газета Вести.