• Главная
  • О газете
  • Подписка на газету
  • Выпуски
  • Вы находитесь здесь: Главная // История, Статья с фото, №19 (794) от 10.5.11 // Эти дни я помню как вчера

    Эти дни я помню как вчера

    9 мая

    «Я хорошо помню первый день войны, как вчера было», - начинает свой рассказ Анна Кондратьевна Бобина. Она – жительница г.Куйбышева, но в далеком 1941 г. война застала ее в д.Епанешниково.

    «Родом я и муж мой - Дмитрий Васильевич - из Бергуля, - вспоминает Анна Кондратьевна.- У мужа в семье было пять братьев, две сестры, один из братьев погиб на фронте. У меня в семье было три брата и я. Двое братьев были на фронте, вернулись. Отец работал на военном заводе, тоже вернулся, но здоровья не осталось. Сейчас остался один брат  - живет в Куйбышеве, ему 80 лет. Но я хочу рассказать о начале войны. В 1941 г. мы жили в маленькой избушке в Епанешниково. Муж тогда был председателем сельского Совета в деревне. И вот 22 июня в пять часов утра сторож  из сельсовета прибежал к нам и стал кричать в окно: «Дмитрий Васильевич, срочно идите в сельсовет, там пакет принесли!» Муж собрался и ушел. Долго его не было, и я сама решила пойти за ним и узнать, в чем же дело? Подхожу, а на улице возле сельсовета  народу, тьма - и лошади, лошади. Зашла в ограду и спрашиваю, так громко (боевая тогда была): «А что такое случилось, что народу так много собралось?»  Мне Савченко Василий Пантелеевич, председатель колхоза, отвечает: «Война». Я ему: «Какая такая война?» А он мне: «А вот такая! Нас сейчас всех позабирают, а потом поубивают на войне, и останетесь вы одни здесь бабы жить». Вот в ту минуту мне страшно стало. Тут мой муж вышел из сельсовета и сказал мне: «Нюра, беги за деревню, считай подводы и мне докладывай, сколько». (Тогда в состав сельсовета входило пять деревень.) Я быстрее побежала. В тот день насчитала 83 подводы. И вот настал момент отправления, рев стоял на деревне страшный. А Гриша Алексеев, председатель сельпо, красивый парень, с черными волнистыми волосами, заскочил на телегу и крикнул: «Минуточку внимания!» И как начал плясать. (Эта сцена до сих пор стоит у меня перед глазами.) А потом он и говорит: «Если я вернусь с войны, то уже не таким, а может, и совсем не вернусь». Впоследствии выяснилось, что Гришка погиб в первом же бою. Мой муж повел собранные подводы в Куйбышев, вернулся уже вечером. Его на год поставили на бронь. А в 43-м, когда стали собирать коммунистов в Сталинскую дивизию, моего Дмитрия забрали. В деревне остались одни женщины, жили тяжело. Я корову держала, поросенка, огород был свой. Мы всем селом фуфайки на фронт шили.

    Решила я как-то в часть к мужу съездить, которая в Юрге находилась. А тогда как было? Начальник милиции пропуск даст – поедешь из деревни, а если не даст – сиди. Мне дали пропуск, я собралась – взяла 6 кг масла, сухарей. Приехала в Барабинск, а там как раз эшелон на фронт отправляли, играл оркестр на перроне. В этом эшелоне, как оказалось впоследствии, ехал мой муж

    Я случайно об этом узнала. Показала письмо из воен.части начальнику эшелона, а он говорит: «В 32 вагоне ваш муж, на 4 пути». Я быстрее побежала туда, хорошо, этот мужчина мне помог сумки нести. Мы с ним под вагонами подлезали, лишь бы успеть. Только дошли – объявили отправление поезда. Начальник эшелона крикнул: «Бобин!» Муж вышел. Одежда на нем была вся в заплатках, вот так везли их на фронт. Я ему сказала, что посылки принесла. Он крикнул: «Ребята, дайте котелки». И они разложили мое масло. Только передала все «гостинцы», поезд загудел, и мой муж уехал. Как уехал, ни одной весточки не было, ни письма. Я осталась жить в Епанешниково. Доченьке моей в ту пору два годика было. А как зима настала, я поняла, что жить в нашей маленькой избушке с маленьким ребенком уже нельзя, да и хлеба давали 200 граммов по карточке, и переехала я в 1944 г. к своим родителям в Бергуль.

    Уже не помню, через какое время пришло письмо от мужа его родителям, которые тоже жили в Бергуле. Там было сказано: «Ваш сын лежит в госпитале, не видит и не слышит, был контужен. У него переломаны ребра, но надеемся, что потом сам вам напишет». А чуть позже Дмитрий написал: «Лежу в Сызрани, в госпитале. Засыпало в окопе, поломало два ребра, ничего не видел. Сейчас стал мало – помалу видеть». Это была хорошая новость. Через месяцев пять сообщили, что муж мой в Куйбышеве и его забрать надо. И в тот же вечер, как я об этом узнала, мой брат привез Дмитрия. Это было зимой, снега намело много, выше ворот. Подъехали кони, я выбежала из дома и увидела мужа – один пим на нем был белый, другой – серый, бушлат весь в заплатках, на двух костылях. Но это ничего, подумала я, главное – живой. Потом-то он мне рассказал, как там – на фронте, и все масло вспоминал, которое я передала ему на вокзале:  «250 км нас гнали тайгой, в наступление. День мы лежали в лесу, а ночью шли. Только твое масло нас и поддерживало». Через некоторое время его назначили  председателем сельсовета в Абрамово, мы переехали туда. А уже после войны нам дали квартиру в Куйбышеве. С тех пор я жительница города.

    Мы прожили вместе с Дмитрием 43 года, а сейчас его уже 30 лет как нет. Я успела и  кролиководом поработать, и дояркой, и на конях пахала, и в магазине продавцом была, и  подсобное хозяйство держала – да и много где пришлось потрудиться. Сейчас давно уже на пенсии, мне уже 92 года. Вот и вся моя история».

    А.Комарова

    comment closed

    © 2010-2017 Контакты: 632387, НСО, г. Куйбышев, ул. Коммунистическая, 31. Тел.: 8(38362)51348. E-mail: westi[собачка]online.sinor.ru Куйбышевская газета Вести.